Леди против Рикки Бахла

В свою очередь, фильм, лишенный очаро­вания вымысла, неизбежно стремится приоб­щиться к опыту традиционных искусств. Этот, в общем-то нормальный, процесс развития, породивший много различных взглядов на та­кие широко распространенные явления, как диффузия жанров и видов, размывание гра­ниц и стыков разных искусств, нарушение канонически принятых соотношений докумен­тального и игрового в художественном кино, еще ждет своего исследования. Но уже сейчас очевидно, что эти процессы захватывают многие искусства и, может быть, поэтому так важно именно сейчас уточнить содержание, которое вкладывается теорией в такое определение, как «документ»

Очевидно, что при сопоставлении с кинопублицистикой все документальные жанры других искусств будут проигрывать в степени документации изображаемых предметов. В них, и прежде всего в литературе, отсутствует наглядность, визуальное прочтение образа или события, из которых, как мы отмечали, и извлекается оп­ределенная информация, позволяющая про-верить соответствие документа, запечатлен­ного в кадре, ходом жизни. Однако значит ли это, что литературе не под силу художест­венная документация жизни?

29/02/2007

Кинолюбитель из Далласа Э. Запрудер, ко­нечно же, не мог предполагать, снимая проезд Джона Кеннеди по Элм-стрит, что его ки­нокадры вскоре станут документальным сви­детельством покушения на президента и что их будут изучать криминалисты, специалисты по баллистике, что они войдут в многочисленные документальные фильмы, рассказываю-, щие об этом событии. Киноизображение несет в себе определенное количество зрительной информации, на осно­вании которой можно приходить к определен­ным выводам, делать заключение, устанавли­вать факты.

С синхронным интервью, дневника­ми, письмами и другими, поддающимися про­верке свидетельствами киноизображение об­разует документальный пласт фильма, кото­рый в состоянии выполнить функцию докумен­та в общепринятом значении этого слова. При этом документальность изображения окажется тем точнее, чем меньше деформаций претерпит изображаемый предмет в момент его перенесе­ния на пленку. «Идеальным условием наи­большего соответствия или наибольшей адек­ватности отображения той или иной особен­ности процесса, свойственного оригиналу, была бы полная независимость оригинала от отображающего объекта»

Дефиниция

Ков в так называемой дефиниции часто быва­ет полезно и даже необходимо». В кино термин «документальный» вошел в употребление в конце 20-х годов. На Западе его ввел в лексикон Джон Грирсон, в совет­ском киноведении впервые он стал употреб­ляться по отношению к работам Э. Шуб. В те годы этот термин выражал новый качествен­ный сдвиг в развитии хроники, которая все более становилась образной публицистикой. С тех пор документальный экран закреплял и постоянно расширял понятие документаль­ности в искусстве, уточняя ее границы и воз­можности.

Документальности хроникальная лента приобретает вследствие той особенно­сти, которая только ей одной присуща: сооб­щать точные координаты события в виде изо­бражения и времени, абсолютно совпадающих друг с другом в запечатленном кадре на всем его протяжении, что дает уникальную возмож­ность использовать его как достоверное свиде­тельство. На Нюрнбергском процессе, наряду с мно­гочисленными документами обвинения, едва ли не самыми обличительными документами выступали кинокадры, запечатлевшие злодея­ния фашизма.

бабаба

Дискуссии показали в ряде случаев случай­ность самой терминологии, которой пользова­лись ее участники, и прежде всего неопреде­ленность понятия документальности. Предла­галось вообще отказаться от этого термина по той причине, что-де наши предшественники обходились без него, утверждалось, что раз­деление искусства на документальное и худо­жественное ошибочно. В одном случае доку­ментальность определялась как явление пол­ностью исключающее художественный вымы­сел, в другом утверждалась конструктивная роль вымысла в формировании документаль­ного произведения.

И авторы, которые, ссылаясь на собственную практику, препари­ровали произведения по частям — часть доку­ментальная и часть вымышленная. Если же отвлечься от обеих дискуссий и взглянуть пошире на все то, что было написано и ска­зано о документальности в искусстве за по­следние годы, то легко заметить, что противо­речия во взглядах, а порой и просто путаница в определениях является следствием произ­вольного и необязательного употребления са­мого понятия «документ»

Сухая кожа у ребенка

Поэтому так важно обратить внимание на то, какое толкование эти проблемы получили в ряде дискуссий и публикаций на страницах «толстых» журналов, в некоторых моногра­фиях и сборниках. Весьма примечательными оказались беседы за «круглым столом» на страницах журнала «Иностранная литература» (1966, № 8) и ответы писателей на анкету журнала «Во­просы литературы» (1966, № 9)-— «. Жиз­ненный материал и художественное обобще­ние». Материалы этих публикаций показали, на­сколько тогда были различны, а порой и про­тивоположны представления художников о важнейших закономерностях документального жанра.

Поэтому зачастую шел без достаточного учета опыта предшествующего развития искусства, той ожесточенной поле­мики вокруг теории * «литературы факта» и принципов – «документализма» в искусстве, которая проходила еще в 20—30-е годы. Не­сомненно, проблемы искусства в те годы были качественно иными, так как характер разгово­ра на ту же, по сути, тему в наши дни неиз­бежно принимает отпечаток нашего времени, но и в прошлом и в настоящем суть остается той же: в центре стоит проблема той допусти­мой меры художественного воздействия на факт, которая бы не меняла его природы.