…писать

Потому что с самого начала она воспринима­ется нами не только как порождение своей среды, но и как ее жертва. Потому что, как ни старается Моника скрыть свою тревогу, как ни силится соответствовать «нормам своего круга», мы не перестаем чувствовать ее стра­дание, тоску, боль. И слепую растерянность перед жизнью. Гуманизм позиции режиссера в том и про­является, что он утверждает человеческую ду­ховность, раскрывая механизм ее подавления в буржуазном обществе.

Верит в духовность человека, требующую своей реализации, в ту жизнь человеческого духа, которой нет места в этом мирке, которая кажется почти смешной претензией обычному буржуа или аппаратному функционеру из современного «сплоченного большинства» (еще раз воспользуемся этим знаменитым выражением Ибсена). Режиссер выстраивает подробную картину мира, в кото­ром живет Моника, чтобы обнажить его бес­человечность, ставшую нормой. Стиг Бьеркман поэтому обвиняет не лю­дей, не какого-то определенного человека и не его «безнадежно низменную суть»

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>